Наши публикации

Педагогические воззрения Старца Порфирия - православного греческого подвижника Х Х века.

   Пытаясь духовно уцелеть посреди катастрофических сдвигов и трансформаций, сделавших зыбким наше социальное бытие, мы возвращаемся к осознанию роли религии в мире. Полагаем, что эта тема особенна актуальна для белорусского общества, вновь познающего утерянный способ религиозного бытия.
   Мы живем во время, характеризующееся резкими душепагубными стрессами, которые порой толкают человека даже к отрицанию жизни. Наша эпоха - период контрастов и противоречий, общественные и культурные перемены создают для человека трудноразрешимые проблемы приспосабливания к новым условиям жизни. Наше общество сегодня, по существу, антипедагогическое. Оно формирует специальными методами "маркетинга" своеобразного мирового идола, который искажает истину о жизни, человеке, правде и Боге. Общество обоготворило науку, машину, стало обществом потребления, массовой культуры, отчуждения и подавления. Своими воззваниями и возбуждениями оно обращается к инстинктивным потребностям молодого человека, предлагает чуждый образ жизни, образует ему вторичные вымышленные потребности, возделывает настроения самовлюбленности, самодовольства. У подростка, юноши поэтому складывается часто ошибочное мировоззрение, он устремляется ко внешнему, не обладая внутренним моральным сопротивлением. В попытке покрыть существующие пустоты, человек легко соскальзывает на различные пути, ведущие в различные ереси, современные псевдорелигии, секты.
   Если принять во внимание точку зрения, что православие архетипически символизирует "путь к себе" в масштабах нации, глубоко понимая связь между историческими судьбами народов России, Беларуси, Украины и их духовным самовыражением, можно обоснованно предположить, что его вытеснение "чужеземными" религиями или атеизмом чревато непредсказуемыми социальными катаклизмами.
   Предлагаем ознакомиться с идеями и методами православной педагогики на примере использования их известным и почитаемым греческим афонским Старцем. Отец Порфирий (1906 - 1991) представляет собой одно из самых замечательных явлений XX века. Пожалуй, мы не способны при помощи шаблонных образов здравого смысла осознать эту освященную личность. Не смотря на это осмелимся представить толкование или даже анализ "педагогики" Старца Порфирия. Преподобный Старец изложил педагогическую теорию, представляющую собой квинтэссенцию его многолетнего пастырского опыта, основанную, как правило, на его просвещенной психодиагностической способности, которая касается главным образом вопросов совета молодежи, пастырства родителей и педагогики семьи.
    Старец Порфирий действовал как опытный наставник и советник семей и молодых людей. Эта личность украшена разнообразными моральными и духовными качествами, особыми способностями и добродетелями.
   Основным духовным дарованием отца Порфирия была безграничная любовь к Богу и человеку. Всем его делом было смиренное посвящение себя Богу и ближнему. Старец всегда использовал самое результативное педагогическое средство, чтобы наставить или психологически поддержать своих духовных чад. По словам профессора педагогики Афинского университета Георгия Крусталакиса, "он обнимал всех духовных детей в каждую минуту их жизни любовью и непрестанной молитвой" [1, с.41].
   Его педагогика, осуществляемая им как духовным отцом, является педагогикой Отцов Церкви, сохраняемой до сих пор в церковном предании. Это был человек совершенной, целостной любви, внутреннего духовного совершенства и святости. Духовным руководством он способствовал рождению и возрождению своих духовных чад через Евангелие.
   Наше общение с душой ребенка лишь тогда является педагогически плодотворным, когда оно регулируется любовью к ребенку, верой в него. Для педагога нет ничего более важного, чем проникнуть в неповторимую личность, душу ребенка, приобщиться к ней, помочь ей. И существует только один путь приближения к тайне души человека - это путь любви к нему. Здесь рациональное сливается с переживанием, с интуитивным.
   Крайнее смирение было главной чертой Старца. Добродетель смирения составляет основу педагогической морали Старца. Постоянная аскеза, смирение, рассуждение и послушание открывали путь к правильному самопознанию и самооценке. Как все святые, он мог, используя метод самоукорения и изгоняя тщеславие, очищать свое "Я" от всякого гордого мудрования. Разнообразные трудности он считал испытаниями для воспитания смирения: буду ли я гневаться, буду ли противоречить и т.д. "Не бойся трудностей... Они имеют какую-нибудь святую цель для твоей души", - учил отец Порфирий [2, с.95].
   Одним из его величайших нравственных качеств было рассуждение. Преподобный Старец был, главным образом, наставник рассуждения. "На воспитательном искусстве рассуждения базируется руководство душ - процесс, который иногда может быть предупреждающим, а иногда - исцеляющим. Он содержит в себе неограниченную силу, которая может, как замечает святой Иоанн Златоуст, укрощать и самую необузданную природу. Этим таинственным воспитанием Старец научал, направлял, советовал детям, юношам, молодым и родителям. Учил не только словом, но и своим молчанием: много раз - одним только присутствием. Не выдвигал отвлеченные правила морали: в основном направлял на создание глубокой личной связи" [1, с.81]. Будучи рассудительным духовным отцом, он помогал различными средствами и способами: внимательно выслушивал с терпением и снисхождением проблемы людей, становился преемником их беспокойства, отвечал с добротою и лаской на разные вопросы, наставлял, убеждал и поддерживал малодушных, не раздражался на беспокойных, нерассудительных и некоторых своих трудных духовных детей. Его слово не было простым поверхностным словом общения: было зрелое, существенное, назидательное слово глубочайшего общения душ. В этот неповторимый час встречи и общения с духовным чадом Старец использовал очень результативное педагогическое средство - Евангельскую любовь. Поскольку отец Порфирий был сам преисполнен Божественной любви, он излучал вокруг эту любовь. Собеседники чувствовали эту лучезарность, воспринимая безграничную любовь. В такой благоприятной атмосфере Старец проводил свою диагностику и психолого-педагогическую терапию. Преподобный Старец верил, что самая значительная поддержка и помощь, которую возможно дать любому человеку, заключается в том, чтобы слушать его, когда он желает говорить о своих нуждах и проблемах, о своей боли, когда желает пообщаться, чтобы не чувствовать удручающее одиночество и общественное отталкивание, которое сокрушает личность. Нежные отеческие объятия были всегда открыты для каждого страдальца, для каждого душевно сокрушенного, находящегося в опасности нравственного падения. Его воспитательное слово пробуждало чувства, которые ослаблены разъедающим действием житейских забот. Обычно он исходил из конкретной проблемы, которая занимала его собеседника, т.е. от видимого исходного пункта темы. Затем постепенно подходил к обосновывающей основе, к побудительным причинам поведения. Старец пытался высветить подоплеку своеобразного поведения или греха. Старался распознать готовность и расположение своего духовного чада к покаянию, вскрыть динамику его неосознанного поведения, или выявить патологию его личной или семейной жизни. После первого приближения к конкретной проблеме старец Порфирий исследовал вообще всю жизнь своего собеседника, открывая при этом даже тайные подробности. Затем он выбирал правильный метод совета и руководства, необходимый для конкретного лица. К каждой проблеме подходил, согласно ее особенностям, никогда не советовал одинаково двум людям. Он мог десяти человекам, искавшим у него совета по одинаковому делу, дать десять различных ответов.
   Старец осуществлял в своем пастырском деле принцип индивидуализации. Каждого человека он воспринимал как абсолютную ценность, как единственную и неповторимую личность. Он осмысливал и уважал особенный характер каждого, также как и личную свободу. Уважение к детской индивидуальности, признание права ребенка идти своим путем, изгнание того, чему внутренняя динамика души противится - всякому насилию - укрепляет идею свободы в современной педагогике. Но недостаточно одной свободы - необходимо связь свободы и добра. Православное сознание исходит в понимании человека из глубокого чувства его ценности, связанного с признанием образа Божьего в человеке.
   Отец Порфирий принимал ближнего таким, какой тот был, со слабостями и особенностями в поведении. Его не занимал внешний вид молодых людей, он не противодействовал с недоумением против их внешней эксцентричности или даже провокационности. Смотрел на глубочайшие пласты души, движущие силы, основу поведения, так как знал, что если упорядочится внутреннее в человеке,
    автоматически это отразится на внешнем. Эту же тактику использовали все великие Отцы Церкви. Они любили человека таким, каков он есть, с его немощами и недостатками, действовали же педагогически обдуманно и осмотрительно, использовали гибкие педагогические методы. Отец Порфирий всегда в своих поучениях избегал крайностей и чрезмерностей, так как знал, что они не способствуют духовному воспитанию молодого человека. Напротив, использовал такие методы и приемы, как умеренность, безграничная любовь, разумное снисхождение, молчание.
   Приведем некоторые примеры его поучения.
   Однажды в центре Афин он шел с двумя девушками, своими духовными детьми, и увидел некую девицу с вызывающей внешностью, в очень короткой юбке. Старец спросил своих духовных дочерей: "Что вы думаете? Осуждаете ли эту девушку?" "Нет, батюшка", - ответили те, зная его позиции. "Хорошо делаете, и не осуждайте ее, - сказал Старец. - Не осуждайте людей по внешнему виду. У этой девушки, которую видите, чудесная душа! У нее сильная душа. То, что она сейчас делает, то есть старается таким смелым способом вызывать интерес, относится к силе ее души. Представьте, что будет, если эта девушка узнает Христа, если научится тому, что вы знаете. Тогда, безусловно, она достигнет очень высокого" [1, с.85 86].
   Это был жизненно наглядный способ поучения отца Порфирия: не осуждать человека за гневливость, завистливость и т.д., как бы не замечать его немощи. Стоит заметить, как он сразу постарался внушить добрый помысл своим спутницам, исправляя их возможное негативное, осудительное отношение к человеку на хорошее. "Не тревожься и не пытайся отсечь или исправить недостатки другого. Возлюби его с его недостатком. Господь позаботится о нем" [2, с.69]. Старец имел абсолютную уверенность, что без помощи Божьей благодати человек не может победить только своим человеческим усилием зло, грех, свои недостатки, не может сокрушить свою гордость. Поэтому он имел абсолютное снисхождение к грешникам: "Осуждай грех, но никогда не осуждай самого грешного".
   В другой раз благочестивые родители (отец - инженер, мать - воспитатель) посетили Старца, чтобы посоветоваться о своем ребенке, который проходил возраст вспыльчивой юности.
   - Старец, - сказали они, - мальчик вырос уже. У нас ужасные проблемы! Приходит поздно по вечерам... Нас не слушает... и заводит плохие компании. Мудрый духовный отец ответил:
   - В этот период молчите. Скройте ваше "благочестие". Не раздражайте его. Это тот момент, как будто вы "хорошо одетые", как бы носите все красивое, в то время как он - "грязный", "в лохмотьях". Это ваше "благочестивое" присутствие его отталкивает и возбуждает [1, с.86].
   Старец всегда старался помочь человеку осознать, что зло находится внутри нас. Он учил, что всегда в конфликтных ситуациях нужно укорять самого себя. Он ставил человеку конкретный вопрос: "Что делаешь ТЫ, чтобы исправиться? В ТЕБЕ причина зла". Таким образом не будет причин для осуждения кого-либо. "Ты не
    смотри, что делают другие. На себя смотри... Не твоя работа исправлять других. Прощай всех от всего сердца... Не говори много слов... [2, с.66-67]. "Веди себя просто и с любовью... Так как, если будешь настороженным и отчуждаться, то вынудишь и других тебя чуждаться" [2, с.67].
   Преподобный Старец полагал, что основа личности формируется - правильно или ошибочно - внутри семьи. По этой причине особое внимание он уделял пастырству и назиданию семейной жизни. Тема правильного поведения и воспитания детей в семье составляла главное в поучениях Старца. Он верил в особую роль "любовного разговора" между родителями, в нежность отношений. Старец придавал большое значение случаям с "запутанными" детьми, как он характерно называл трудновоспитуемых. Это были дети с различными психологическими проблемами, которые обычно возникают в неспокойной атмосфере из-за агрессивных отношений родителей. Старец даже говорил, что разные проблемы детей имеют началом период беременности, если мать не заботится жить со спокойной и мирной душой. Душевный опыт личности матери в этот период накладывает отпечаток на характер ребенка. В случаях, когда существовали психологические проблемы, отец Порфирий старался своей безграничной любовью поддержать семью. Обычно он, как и всегда, исходил из анализа проблем.
   Когда его спрашивали родители: "Что делать, батюшка, с ребенком? Он полон беспокойства и страха", тот отвечал: "Вы несете полную ответственность за него. Из чрева матери вы его создали плохими между вами отношениями, всеми этими душевными травмами и психологическими проблемами, которые он будет носить всю свою жизнь". Также он говорил: "Ни разу не должны дети видеть, что вы ссоритесь или повышаете тон голоса один на другого". И заключал: "Святость родителей спасает детей их... Станьте святы - и у вас не будет никакой проблемы с детьми... И, естественно, это очень просто: когда придет Божественная благодать. А как приходит Божественная благодать? Смирением и молитвой. Но молитва наша должна быть сильной и живой. Когда молимся с верою и терпением, всегда имеем результаты". Когда мудрый наставник касался темы педагогических методов и средств, которые следует использовать родителям в процессе воспитания, говорил:
   "Не раздражайте детей ваших... Что хотите сказать детям, говорите с молитвой. Дети не слышат ушами: только когда приходит Божественная благодать, просвещающая, тогда они слышат все, что мы хотим им сказать. Когда хотите сказать что-то детям, скажите Богородице, и Она устроит. Эта ваша молитва станет животворным дыханием, духовной лаской, которая ласкает, обнимает, привлекает детей" [1, с.101].
   Старец Порфирий полагал, что дети могут быть непослушными от постоянного притеснения их со стороны взрослых. Так, описан случай, как на жадобы матери о том, что сын ее более не слушается, не ходит в церковь и т.д.. Старец сказал женщине: "Сколько лет ты притесняешь его: "Сделай то, пойди туда>\ Теперь он хочет свободы. Не говори ему: "Сделай так^ сделай по-другому". Тсйпясо "молись с любовью тайно о нем".
    Изложенные положения и взгляды преподобного Старца используются в современных психопедагогических теориях о семье как социально-психологической системе. В этой системе отношения между родителями, динамика и стабильность семейного быта влияют на психику каждого члена семьи. Но особенно они действуют на душевный мир детей и подростков, на личность которых они отчетливо кладут печать - либо печать любви и надежды, либо глубокое и постоянное начертание отчаяния, духовной гибели и смерти. Так семья "превращается из плазмы жизни в очаг смерти" [1, с.102]. Сегодня представители "семейной терапии" верят: чтобы изменить личность, нам нужно изменить отношения и позиции между членами семьи, и именно так советовал и Старец Порфирий. И еще: "Чтобы изменить мир, нужно изменить семью" [1, с.102].
   В заключение хочется отметить: речь идет не о том, чтобы искусственно связать истины православия с проблемами и идеями современной педагогики, а о том, чтобы раскрыть внутреннюю связь серьезных достижений современной педагогической мысли с глубоким пониманием человека, которое развивает христианство. Необходимо признать тот факт, что лишь религиозное обоснование педагогики, в отличие от натурализма и трансцендентализма, дает возможность объяснить зависимость человека от какого-то высшего принципа. Одно это обоснование объясняет и силу человека и необходимость благодатной помощи, т.е. идущей от Бога, а не от каких-либо безличных ценностей.
   1. Кусталакис Г. Старец Порфирий, духовный отец и наставник. - М., 2000. -126 с.
   Салтыкова-Волкович М.В., г. Гродно

на главную страницу
сайта Гродненской епархии