Страницы истории

Гродненский Свято-Покровский собор – храм-памятник

 

В старину православная Беларусь не знала скульптурных мемориалов и монументов. В память о тех или иных событиях военной истории возводились храмы. Это не только наиболее древний, но и наиболее универсальный вид памятника, где в единстве и взаимодействии сочетались функции церкви, памятника, музея и мемориала.

В православном мировосприятии храм — это модель Богозданной Вселенной в ее духовном завершении, образ Царства Божия на Земле. Здесь человек чувствует себя частью Вселенной, участником мирового исторического процесса, продолжателем дел предков. Здесь пробуждаются его национальные и патриотические чувства.

Храм — это обращение человека к Богу, молитва, воплощенная в камне, благодарение Бога за Его заступничество и в то же время памятник народному подвигу. Мемориальная функция храма находит свое выражение в посвящении его тому или иному христианскому празднику, чудотворной иконе или святому, в день памяти которого произошло решительное событие военной кампании или крупная победа.

Главной и наиболее гуманной задачей храма-памятника является моление о погибших воинах. На братских могилах павших, на полях сражений строились монастыри и храмы, выполнявшие роль надгробных памятников. Помимо общецерковных дней поминовения погибших (Димитровская суббота, день Усекновения главы Иоанна Предтечи и др.), здесь в годовщину битвы поминались воины, павшие в сражении. Их имена вписывались в синодик для вечного Поминовения. Впоследствии в храмах-памятниках появляются мемориальные доски сименами павших и захоронения особо отличившихся героев.

Историческое значение храмов-памятников выражалось и в определенном архитектурном стиле. Так, войсковые храмы и памятники освободительной борьбы с захватчиками строились, как правило, в русском стиле, а для храмов, связанных с освобождением славянских народов, характерен византийский стиль.

К числу наиболее ранних храмов-памятников Белоруссии следует отнести Ореховскую Троицкую церковь (г. п. Ореховск Оршанского района), построенную в начале XIX века в честь победы русской армии над французами при д. Большая Ореховская; Кобринский собор св. Александра Невского, построенный в 60-е годы XIX века на братской могиле солдат русской армии, погибших на белорусской земле во время Отечественной войны 1812 года. В честь победы в русско-турецкой войне 1877-1878 годов на Минском воинском кладбище в 1898 году была построена церковь св. Александра Невского. На стенах внутри храма были установлены мемориальные доски, на которых золотыми буквами высечены имена белорусских воинов-солдат и офицеров 30-й артиллерийской бригады и 119-го Коломенского полка Ф. Нестеровича, В. Караткевича, Ф. Коновича, А. Березюка и др., которые геройски погибли под Плевной.

В конце XIX — начале XX веков царское правительства (в целях утверждения незыблемости власти и прославления военной мощи армии) активизировало строительство крепостных, гарнизонных и полковых церквей. В 1900 году особой комиссией, созданной при Главном штабе армии, был разработан образцовый проект войсковой церкви достаточной вместимости и сравнительно невысокой стоимости. Это — небольшая пятиглавая церковь с трапезной и высокой шатровой колокольней, выполненная в «кирпичном» стиле. Первая такая церковь была построена в 1901 году в Новом Петергофе для Каспийского пехотного полка, а уже в декабре 1901 года состоялось высочайшее повеление: «Установить на будущее время к исполнению правило, чтобы... православная церковь в виде отдельного здания была непременной принадлежностью казарм тех частей войск, по штатам коих положены церковные притчи».

В 1901 году на нужды церковного строительства в Военном ведомстве было отпущено 200 тыс. руб., в 1902 и 1903 годах — по 450 тыс., в дальнейшем ежечастно отпускалось по 100 тысяч. За это время появилось столько войсковых храмов, сколько их не было построено за два предыдущих столетия. В каждом из них считалось необходимым устройство небольшого мемориала и музея.

Подготовка к церковному строительству шла и в частях Гродненского гарнизона, однако его начало было прервано русско-японской войной. Православное духовенство города Гродно (епископ Гродненский и Брестский Никанор, священники Н. Диковский, Ф. Адамович, Н.Гаварин и др.) не только совершало напутственные молебны в дни отправки с железнодорожные станции военных эшелонов на Дальний Восток, благословляло солдат и офицеров крестами, иконками, но и участвовало в сборе пожертвований в полк больных и раненых воинов, а также членов их семейств. Газета «Гродненские епархиальные ведомости» в каждом из своих номеров за 1904-1905 годы подробно писала об этих благородных деяниях служителей церкви. Деятельное участие в сборе пожертвований принимали также учителя церковно-приходских школ, отдавшие по два процента из своего жалования на нужды армии и флота. С большим сочувствием относились к сбору пожертвований для нужд армии прихожане. Только 23 мая 1904 года после произнесения в кафедральном соборе поучения о необходимости такой помощи, были собраны средства, достаточные для покупки 50 постелей. Средства эти были переданы «Красному кресту». Писала газета и о подвигах полковых священников — белорусов на Дальнем Востоке, в частности, о героизме протоиерея Платона Менчицы—тестя известного историка, нашего земляка М. О. Кояловича, отмеченного высокими наградами русского и австрийского императоров. Последний пожаловал Платона Менчица золотым крестом с надписью по латыни на одной из сторон креста «Рiis Martis», а на другой — «Virtuti militari». В апреле 1905 года гродненцы чествовали одного из героических защитников Порт-Артура иерея села Верейки Волковысского уезда священника Иоанна Доброседова. Предыстория этого события такова. В 1892 году священник Иоанн Доброседов — выходец из духовенства, имевший за плечами неоконченный курс Духовной семинарии, поступил на военную службу в г. Гродно. Прослужив на военной службе 10 лет, он достиг чина поручика, но затем подал прошение Гродненскому епископу о своем желании служить в сане иерея. Сдав экзамены за курс Виленской Духовной семинарии, он получил соответствующие права, а в 1901 году был рукоположен в сан иерея с назначением в Волковысский уезд, где прослужил два года. С помощью прихожан он построил школу в имении Старый Двор его прихода, за что получил всеобщее признание и благодарность верующих. В конце 1903 года старец Иоанн был назначен военным священником в один из Восточно-Сибирских полков, а в 1904 году он был послан на Дальний Восток. Последние восемь месяцев священник провел среди героических захватчиков Порт-Артура, ободряя и утешая их пастырским духовным словом. После падения крепости отец Иоанн возвратился к месту своего прежнего служения в г. Гродно. Здесь ему была оказана достойная встреча, как со стороны духовенства, воинства, так и верующих. 3 апреля 1905 года он служил вместе с епископом Никанором в Софийском соборе, а затем он получил разрешение служить Всенощную.

Горем и болью отозвалась трагедия Порт-Артура, Цусимы, других проигранных сражений в сердцах многих гродненцев, потерявших в этой далекой войне отцов, мужей и сыновей. Замедлившееся в начале войны строительство  гарнизонной  церкви впоследствии под влиянием, как скорби, так и гордости за ее героев значительно активизировалось. Более того, «отцы города» пришли к решению «считать необходимым устройства при строящемся храме музея и небольшого мемориала», где были бы собраны дорогие реликвии, куда, как на родную могилу, могли бы прийти родственники погибших и просто люди, пришедшие поклониться подвигу героев и вспомнить их в своей молитве.

Строили храм-памятник как гражданские, так и военные специалисты. Проект его был разработан в инженерном управлении Виленского военного округа. За основу строительства была взята церковь Каспийского пехотного полка, однако, местные инженеры внесли в проект новые архитектурные элементы, строительные материалы, благодаря чему храм приобрел свои неповторимые черты. Главная заслуга в этом принадлежит гродненскому военному инженеру Ивану Евграфовичу Савельеву (1866-1951 гг.). Имеющиеся в нашем распоряжении скупые исторические сведения позволяют осветить лишь некоторые вехи его жизни и созидательной деятельности. И. Е. Савельев происходил из семьи потомственных дворян, родился в г. Могилеве, учился в местной мужской гимназии, а затем в Михайловском военно-инженерном училище в Петербурге. С 1896 года подпоручик, а в последующем инженер-капитан И. Е. Савельев служил в Гродненской инженерной дистанции, принимал участие в строительстве почти всех объектов военного ведомства на территории г. Гродно и губернии. Однако вершиной его творчества стала Свято-Покровская церковь. По некоторым данным он руководил, после завершения работ в Гродно, строительством такой же гарни-зонной церкви в Двинске (Даугавпилсе). Однако гродненский храм остался для Савельева, образно говоря, первой любовью, да и сам город Гродно благодаря этому стал для него как бы своим, родным. Здесь он остался жить навсегда. Построил на улице Саперной собственный просторный уютный деревянный дом, где поселился со своей семьей. Ныне этого дома (ул. Дзержинского, 16) уже не существует, на его месте расположилась оборудованная остановка городского транспорта. Скончался строитель Гродненского Свято-Покровского храма-памятника 14 августа 1951 года в возрасте 85 лет. В 1964 году не стало его сына Владимира. Была у него еще дочь Лидия, но о судьбе ее нам ничего неизвестно.

Неутомимые труды И. Е. Савельева не остались незамеченными его современниками-гродненцами, которые, как бы предвидя забывчивость потомков, установили в построенном им храме памятную доску с надписью следующего содержания: «Храм сей сооружен в 1904-1907 гг. для войск Гродненского гарнизона в царствование императора Николая II, в епископство епископа Гродненского и Брестского Михаила, при протопресвитере военного и морского духовенства Желобовском, командующем войсками Виленского военного округа генер. от инфант. Кришвицком, начальнике инженеров того же округа генер. лейтен. Александрове, начальнике Гродн. инжен. дистанции полковнике Кайгородове и производителе работ по сооружению храма инженер-капитане И. Савельеве. Храм освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы 30 сентября 1907 года».

Посвящение собора празднику Покрова Пресвятой Богородицы было неслучайным: с одной стороны, это символизировало заступничество Богородицы за родную землю, а с другой — отмечало начальный этап сражения на реке Шахе, закончившегося безрезультатно, но с огромными потерями для воюющих сторон. Символический смысл храма-памятника не исчерпывался его посвящением. Большое значение имел учрежденный вскоре крестный ход в праздник Входа Господня в Иерусалим, где Свято-Покровский храм должен был обозначать Град Небесный. Помимо религиозного смысла это шествие напоминало современникам о героизме воинов, павших на поле брани. При этом храм должен был символизировать рай для тех, кто отдал свои жизни за общенародное дело. В память о погибших однополчанах было решено передать в новый храм такие реликвии этой войны как полковые иконостасы и иконы, сопутствующие воинам во время боев. Гродненский церковно-археологический комитет объявил о сборе наград, личных вещей, фотографий, документов погибших и других свидетельств подвигов гродненцев в русско-японской войне. Значительные усилия по скорейшему открытию храма-памятника проявляли члены Гродненского Софийского православного братства.

Большую роль в превращении гарнизонной церкви в комплекс, включающий в себя храм для поминовения павших и музей, дополняющий и поясняющий смысл памятника, сыграли гродненские историки и краеведы Е. Ф. Орловский, В. С. Манассеин, Д. М. Милютин, А. А. Турчинович, Д. Н. Кропотов, Н. Р. Диковский, И. В. Корчинский, Л. М. Солоневич и др. Они были не только инициаторами установки мемориальных досок, сбора средств на их изготовление, но и составителями их текстов и внешнего оформления. Дело в том, что «Общество повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям» вПетербурге поручило художнику-архитектору С.О.Овсянникову разработать проект такого рода поминальной доски. Заказ был выполнен и рекомендован обществом в качестве образца с целью последующего изготовления и установки в приходских храмах на родине павших. Над надписью «За Веру, Царя и Отечество живот свой положивших в войну с Японией в 1904-1905 гг.», обозначалось имя погибшего, место его рождения и наименование части, в которой он служил. Венчало доску скульптурное изображение двуглавого орла с вензелем Николая II. Такие доски появились в начале века во многих приходских храмах, напоминая о прихожанах, погибших в далекой войне.

Гродненцы же взяли из рекомендуемого образца лишь изображение двуглавого орла, а сам текст, освободив его от верноподданнических оттенков, воспроизвели применительно к предназначению храма. Изготовление двух мраморных досок было поручено известному гродненскому мастеру, автору великолепных надгробий и памятников Б.Шишкевичу. В короткий срок доски были изготовлены из белого мрамора с креплениями в виде бронзовых болтов художественного литья, венчали их бронзовые двуглавые орлы. Затем шел текст «Офицеры и низшие чины 26 артиллерийской бригады, убитые и умершие от ран в войну с Японией в 1904-1905 гг. Офицеры. Штабс-капитан Николай Николаевич Лепешинский умер от ран 29 сентября 1904 года при дер. «Уй-пинин». Поручик Михаил Осипович Толкачев убит 16 февраля 1905 года при дер. «Сыдяза». Подпоручик Евгений Карлович Шпигель умер от ран 26 сентября 1904 года при дер. «Уй-пинин». Прапорщик Оскар-Людвиг Оскарович Таттер убит 16 февраля 1905 года при дер. «Сыдяза». Прапорщик Вольдемар Игнатьевич Земит убит 28 сентября 1904 года при дер. «Уй-пинин». Нижние чины. Бом.-лабар. Иван Васильев Терентьев. Младший фейерв. Степан Иванов Томко. Кананир Григорий Денисов Попов. Бомбар.-лаба-рат. Константин Степанов Дорофеев. Кананир Павел Парфенов Кудрявцев. Штб.-трубач Нестор Федоров Андрейчик. Бомбардир-наводчик Кондратий Иогансов Урих».

Вторая доска была посвящена воинам-пехотинцам, однако, без указания имен нижних чинов, хотя потери среди них во время войны были самые большие: «Офицеры Гродненского гарнизона, убитые и умершие от ран в войну с Японией. 101 пех. Пермский полк: Подполковник Виктор Павлович Соколов убит 20 августа 1904 года под Ляояном. Штабс-капитан Иван Иванович Яковлев убит в июле 1904 года в бою под Вафангоу. Подпоручик Константин Константинович Федоров убит в ноябре 1904 года на рекогносцировке. 102 пех. Вятского попка: Капитан Сергей Петрович Мирчуков убит. Штабс-капитан Василий Степанович Кричинский убит. Подпоручик Сергей Маркович Агеев убит. 103 пех. Петрозаводского полка: Подпоручик Александр Петрович Бабин убит в июле ,1904 года в бою под Вафангоу. 171 пех. Кобринского полка: Штабс-капитан Виктор Иванович Минин убит 20 августа 1904 года у копий «Янтай». Подпоручик Александр Иванович Иевлев умер от ран».

Внизу второй доски имеется надпись: «мастер Б.Шишкевич в Гродно», что вместе с ее заголовком, но уже без указания хронологических рамок войны дает основание рассматривать ее логическим продолжением первой, а содержание двух досок в целом как единый текст (заказ). Следовательно, имеются основания считать неверным утверждения большинства справочных изданий о том, что церковь была построена «в память о русских офицерах и солдатах 26-й арт. бригады, погибших в русско-японской войне 1904-1905 гг. Вероятно, автор такого заключения видел только первую доску, не догадывался, что есть продолжение на второй, а главное, не знал вообще, что в храме имеется третья—памятная доска, свидетельствующая о том, что храм сооружен как памятник, мемориал и музей в честь всех воинов Гродненского гарнизона, павших на русско-японской войне.

Бурные политические события начала XX века (три революции, первая мировая, гражданская и советско-польская войны и т. д., включение Гродно в состав Польского государства) не позволили Свято-Покровской церкви превратиться в классический храм-памятник, более того, после потери для православных Гродно Софийского собора, церковь из гарнизонной, военной церкви превращается в кафедральный собор. Таковым Свято-Покровская церковь осталась и поныне. Много житейских бурь и невзгод проносилось над храмом-памятником и в последующие годы. Но надежды верующих на необходимость его возвращения «на круги своя» по-прежнему живы. Залогом тому является не только людская память, но и наличие в храме чудом сохранившихся свидетельств воинской доблести. С правой стороны от алтаря храма находится киот сиконой святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. Там же прикреплена бронзовая табличка, а на ней выгравирован текст «Икона сооружена усердием нижних чинов Шефской роты 20 Егерского ныне 103 Петрозаводского полка в 1804 г. декабря 3 дня в бытность командиром роты капитана Арацендова. Икона возобновлена усердием нижних чинов и командира роты штабс-капитана Гильберта 1 января 1845 г. в бытность командиром роты капитана Медовщикова».

...Всего лишь табличка в три предложения, а сколько за ней событий, побед и поражений, а также Веры, что храм сей сохранит и приумножит славу о своих доблестных предках. 

В.Н. ЧЕРЕПИЦА, профессор, доцент кафедры славянских народов
исторического факультета ГрГУ им.Я.Купалы

«Гродненские епархиальные ведомости»
№ 7 (26) июль, 1994

на главную страницу
сайта Гродненской епархии